Молодой учитель в сельской школе

На что могут рассчитывать учителя, переехавшие в сельскую провинцию

Молодой учитель в сельской школе

На учительские “подъемные” – сто тысяч рублей – могут претендовать педагоги в возрасте до 35 лет, если они приступили к работе в глубинке не позднее трех месяцев после окончания вуза. Учитель должен минимум три года отработать в сельской школе.

Есть случаи, когда на работу в село отправляются супружеские пары молодых учителей. Одна из таких пар – Давыд и Амелия Шургучиевы. К ним еду в село Садовое Сарпинского района. Это на автобусе часа три-четыре, причем транспорт ходит в Садовое нечасто.

Как живется многодетным мамам в России и Беларуси

За окном бескрайняя серая степь, слегка припорошенная снежком. Взгляд цепляется за редкие деревца. Но ближе к Садовому деревьев становится больше. Наверное, название села обязывает. Заправка, кафешка, поворот налево, памятник погибшим в Великую Отечественную…

Садовская средняя школа № 1 располагается в здании 1956 года постройки. Сейчас здесь учатся 216 ребятишек. Наталья Русанова, директор садовской школы, в которой работают молодые педагоги, каждый день ездит на работу из соседнего села Коробкин 18 километров. Иногда остается ночевать в Садовом.

Распознав в Давыде и Амелии таких же энтузиастов, Наталья нашла для них в селе небольшую двухкомнатную квартиру на первое время и оплатила бронь из собственного кармана.

В школе молодым специалистам выделили наставников, да и сама директор посвящала молодых педагогов в тонкости профессии, которым не учат в вузе.

В рубрике “Земский учитель” “СОЮЗ” расскажет о педагогах, выбравших судьбой сельскую школу
– Я сразу дала им классное руководство. Конечно, был определенный риск: справятся ли молодые учителя, примут ли их дети и родители. Но все получилось.

Для нашей школы, где средний возраст педагогов за 50, жизненно важно привлекать молодежь. Кроме Давыда и Амелии к нам недавно пришли еще два молодых педагога. Они уже преподают информатику, биологию и химию и тоже подали документы на единовременную выплату.

Большая проблема с учителями иностранных языков, еще нужен хотя бы один филолог, психолог, социальный педагог, – делится Наталья Русанова.

Амелия Шургучиева: Я ничуть не скучаю по городу. Да и городские живут не столько в городе, сколько в интернете. Руслан Мельников

Заглядываю в седьмой “А”. 24-летний Давыд Владимирович Шургучиев сам выглядит как старшеклассник, но урок ведет уверенно. Давыд преподает историю и географию. Плюс классное руководство у того же седьмого класса.

Ученики слушают, раскрыв рты. Тема – строительство царских палат. Когда звенит звонок на перемену, Давыд предлагает ребятам сравнить количество окон у царя и в их родной школе. Класс с энтузиазмом бежит в коридор.

– Когда я учился на гуманитарном факультете Калмыцкого госуниверситета, то даже не думал, что буду преподавать в школе, – признается Давыд. – Хотел пойти в магистратуру учиться на юриста. Еще звали на Север на хорошую зарплату.

Но когда попал на педагогическую практику, понял, что мне интереснее работать с детьми. Конечно, это не просто. Современные подростки хорошо знают свои права, но порой забывают об обязанностях, и многое будет зависеть от того, сумеет ли их заинтересовать учитель своим уроком.

Если будет интересно – дети станут благодарной аудиторией. Если нет – не будут работать.

В Оренбургской области трудится Антон Ляпин – самый молодой в России директор школы.

Ирина Ильичева: Обычная школа способна дать неплохой жизненный старт В рубрике “Земский учитель” “СОЮЗ” расскажет о педагогах, выбравших судьбой сельскую школу

Поэтому ищу интересные повороты, использую анекдоты, загадки, стихотворения… А вот супруга Давыда 22-летняя Амелия со школы знала, что станет педагогом. Она преподает русский и калмыцкий языки, но сейчас в декрете. Впрочем, когда муж может посидеть с детьми, Амелия тоже появляется в школе.

– Когда я брал справки в бухгалтерии, – рассказывает Давыд, – вся моя годовая зарплата как раз оказалась около ста тысяч рублей. Поэтому “подъемные” в таком же размере – это ощутимая помощь, хотя, конечно, их не сравнить с миллионом, который выдают молодым сельским врачам.

Наших с супругой 200 тысяч рублей, наверное, хватило бы на небольшой старенький домик без удобств или на первоначальный взнос по ипотеке. Но мы решили на эти деньги взять машину. И к родителям съездить можно, и ребенка в садик или поликлинику отвезти, и в город выбраться…

На оставшиеся деньги купили одежду себе и детям.

Давыд и Амелия уже пустили в Садовом крепкие корни: они растят сына Эренсена и дочерей Энкиру и Эльзяту

Недавно молодая семья перебралась в частный дом, его помогли купить родители. А пару месяцев назад у Шургучиевых родился третий ребенок. Теперь Давыд и Амелия растят сына Эренсена и дочерей Энкиру и Эльзяту.

По древнему калмыцкому обычаю, пока новорожденному не исполнится год, в дом нельзя приводить чужих людей, поэтому Давыд показывает мне свое хозяйство снаружи. Основательный забор, добротный каменный дом, просторный ухоженный двор, гараж. На одном из окон вижу занавеску в виде флага Калмыкии с изображением лотоса.

Давыд рассказал, что на 200 тысяч рублей “подъемных” они купили машину: теперь и к родителям съездить можно, и ребенка в поликлинику отвезти, и в город выбраться… Руслан Мельников

– Сейчас молодежь хочет, чтобы все было готовое, а в нашем селе, например, нет водопровода, поэтому приходится завозить воду. Но я ничуть не скучаю по городу. Да и городские ребята живут не столько в городе, сколько в интернете. А в интернет можно выйти и отсюда, – говорит Амелия.

Учителя и родители обсудили отмену домашнего задания

Городские знакомые удивляются, как можно жить на зарплату сельского школьного учителя. Давыд объясняет как:

– Когда получаем зарплату, то записываем, каких продуктов у нас не хватает. Мясо нам часто привозят родители, но мы хотим завести на подворье свою живность. Сахар, макароны, картошку, овощи закупаем сразу и в больших количествах. После покупки продуктов платим за коммуналку. Это примерно три-четыре тысячи рублей. Если все грамотно распределять, то на месяц зарплаты хватает.

Помогает экономить и то, что Давыд старается любую работу сделать сам. Научился ремонтировать машину и вставлять пластиковые окна, сейчас изучает в интернете, как уложить теплый пол.

– Все, что нужно для счастья, у меня есть, – по-буддистски спокойно рассуждает Давыд. – Любимая жена, семья, интересная работа, дом, машина, спокойная размеренная жизнь… Думаю, немногие горожане могут такое сказать в свои 24 года. Конечно, мы останемся в селе. Нам здесь хорошо.

В Беларуси в сельской местности для учителей предусмотрена доплата 20% от тарифной ставки, подтвердила Валентина Герасимович, завотделом социально-экономической работы Центрального комитета Белорусского профессионального союза работников образования и науки. Но куда больше бонусов в регионах у молодых специалистов, которые отправляются отрабатывать по распределению. C недавних пор распределение с таким статусом могут получить не только выпускники-бюджетники, но и те, кто учился на платном отделении вуза.

Ольга Васильева: В сельских школах не хватает 12 тысяч педагогов

В первый месяц работы наниматель должен выплатить молодому специалисту так называемые подъемные. Сколько это в денежном выражении, зависит от уровня образования вчерашнего студента и размера его стипендии в последнем семестре.

А если молодой человек приехал отрабатывать распределение на территории, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС и заключает контракт на пять лет, ему положена единовременная выплата в 300 базовых величин (7650 белорусских рублей, или почти 236 тысяч российских).

С началом работы молодые учителя получают различные надбавки, в том числе ежемесячные в размере одной тарифной ставки первого разряда. И если после отработки такой специалист остается, доплаты сохраняются еще на год.

Хотя официально не закреплено, что бонусом к первому рабочему месту в регионах должно быть жилье, заинтересованные в кадрах местные власти серьезно подходят к этому вопросу: предлагают места в общежитиях, ставят на очередь на арендное жилье и помогают с поисками съемного.

А если специалист распределяется не по месту постоянной регистрации, ему должны выплатить еще и компенсацию в связи с переездом. Кроме того, каждая организация имеет право устанавливать дополнительные меры стимулирования.

С другой стороны, в Беларуси многие сельские школы, в которых мало учеников и нерентабельно содержать педколлектив, в последние годы закрывают.

Выгоднее организовать подвоз школьников из деревень на специальных автобусах в учебное заведение ближайшего более крупного населенного пункта, агрогородка или райцентра.

Там и уровень обучения, и материальные условия деятельности педагогов, как правило, выше.

Подготовила Ольга Пасияк, pasiyak@sb.by

Сто тысяч рублей для молодых учителей, устраивающихся на работу в сельские школы, в Калмыкии выплачивают уже несколько лет. В 2013 году выплаты получили 57 педагогов, в 2014 году – пять, в 2015 году – 32, в 2016 году – 20, в 2017 году – 30 и еще 30 – в 2018 году. В 2019 году такой помощью смогут воспользоваться тридцать молодых учителей. На это уже выделено 3 млн рублей.

Николай Очиров, глава администрации Сарпинского района:

– У нас в районе сейчас демографический подъем. Раньше в первых классах было по три человека, сейчас – 10-11. Но остро ощущается недостаток молодых учителей. К сожалению, бюджет района не позволяет строить для них жилье с нуля, но есть некоторые планы.

Недавно администрация выкупила недостроенное двухэтажное здание на 12 квартир. Будем его достраивать и предоставим эти квартиры педагогам. А если для учителей, которые приезжают работать в село, начнут выделять по миллиону рублей, проблема, думаю, решится быстро.

Например, двухкомнатная квартира в Садовом стоит 500-600 тысяч рублей, а за миллион можно купить или построить отличный дом.

И физик, и лирик

Наш обозреватель вспоминает о своем опыте работы “земским учителем”.

От 40-градусных морозов спасала шапка, подаренная местным лесорубом. Из личного архива

Сельских учителей не хватало и в СССР.

1978 год, осень. Четверокурсников филфака Иркутского госуниверситета собрал декан:

– Надо выручать село: областные власти просят отправить в глубинку наших студентов поработать в качестве учителей…

Отобрали десять человек. Не помню, что сыграло роль в моем решении “помочь селу” – то ли своеобразная романтика, то ли поднадоевшее уже протирание штанов на лекциях.

Мне досталось село Новая Тельба Куйтунского района Иркутской области. Получив в университетской кассе деньги на билет и “на первое время”, я сел в плацкартный вагон.

Ночь на поезде, потом на “кукурузнике” Ан-2 над бескрайней тайгой. И вот я на месте.

Новой Тельбой оказалось крошечное село лесорубов в несколько десятков рубленых домов со школой-восьмилеткой. Сюда, в дикую природу, тельбинцев переселили из зоны затопления Братского водохранилища. Новая Тельба являла собой этакую Матеру, воспетую классиком.

Пожилой директор школы встретил сурово:

– Тебя, дружок, предупредили, что придется преподавать не только русский и литературу, но и историю, ботанику и физику. Во всех классах. Плюс за тобой – еженедельная политинформация для жителей села…

Когда учителей избавят от бесконечной и бессмысленной “бумажной” работы

Имея за плечами месячный опыт педагогической практики на третьем курсе в одной из иркутских школ, я не видел разницы, что и кому преподавать: все приходилось начинать с нуля.

Дело вроде бы пошло успешно. Единственная заминка вышла с физикой в восьмом классе. Однажды, сидя в учительской перед уроком, я корпел над очередной задачкой для восьмиклашек.

Она не давалась, хоть убей! И тут, как в сказке, распахнулась дверь и вошел мой друг – студент физмата нашего университета. Он решил навестить меня в этой глуши. Вместо приветствий я попросил его помочь с задачкой, которую он решил за полминуты.

После урока я отправился к директору школы и отказался от физики в восьмом классе. Потом на физмате ходил анекдот, как филологи преподают физику в сельских школах…

Сельским учителем я отработал на полторы ставки три с хвостиком учебных четверти и приобрел бесценный педагогический опыт. Правда, дни тянулись бесконечно долго. Часто из-за погоды Ан-2 не прилетал неделями. Без газет и писем приходилось особенно тоскливо.

Мне выделили комнатку в бараке для школьников, которых привозили на учебу из соседних сел. На выходные они разъезжались по домам. Но я не оставался один.

По вечерам, а иногда и ранним утром в гости наведывались рослые и нетрезвые лесорубы, желавшие “раздавить” с молодым учителем бутылку гаванского рома.

Недостатка в экзотических напитках в сельмаге никогда не было. Иногда удавалось отбиться…

Были и приятные моменты: мне, студенту-практиканту, платили как полноценному учителю. При тогдашней стипендии 40 рублей я как сельский учитель получал около 200 рублей. Вернувшись на летние каникулы домой, вывалил перед мамой целую кучу честно заработанных денег, почти полтысячи рублей. Сумма по тем временам фантастическая.

Явившись на комиссию по распределению, я узнал, что Иркутское облоно приготовило мне “отличное” распределение – директором школы. В такую же тельбу. Увы, не сложилось. Меня к тому времени с головой увлекла журналистика, и я даже получил приглашение из одной республиканской молодежки.

Подготовил Александр Бушев, bush@rg.ru

Источник: https://rg.ru/2019/03/06/reg-ufo/na-chto-mogut-rasschityvat-prepodavateli-pereehavshie-v-selskuiu-provinciiu.html

Как заманить учителя в село?

Молодой учитель в сельской школе

Чем только не пытаются привлечь молодые кадры в школы отдаленных населенных пунктов: подъемными, льготами, жильем. Однако молодежь в сельские школы всё равно не стремится.

В соответствии с поручением президента Владимира Путина в системе образования области активно ведется работа по привлечению и закреплению молодых специалистов на селе.

Как рассказали в областном департаменте образования, в 15 муниципалитетах региона для них установлены единовременные денежные выплаты – от 3-х до 50 тысяч рублей. А в некоторых районах, к примеру, в Родниковском и Савинском, молодежь получает единовременные выплаты и в первые три года работы.

Во всех муниципальных образованиях для начинающих педагогов предусмотрены повышающие коэффициенты и доплаты к окладу, а кое-где – и ежемесячные выплаты. В Ивановском, Кинешемском и Приволжском районах вчерашним выпускникам компенсируют расходы на проезд, а в девяти – предоставляют благоустроенное жилье, общежитие или компенсацию за его наем.

В Вичугском районе молодые педагоги получают из муниципального бюджета ежемесячные надбавки к должностному окладу – тысячу рублей.

https://www.youtube.com/watch?v=kn0BV1Vvf-Q

И даже при этом молодых педагогов в село не заманить.

Так, только в Ивановском районе ищут учителей русского языка и литературы, истории и обществознания, математики, английского языка и начальных классов.

По словам специалистов департамента, на 1 сентября в школах региона была 191 вакансия. Самые востребованные – учителя начальных классов (37), английского (34) и русского языка (20), математики (18).

Но мало привлечь молодого специалиста в школу. Еще важнее, чтобы он пришелся ко двору, а не просто отбывал время и не ушел в первый же год.

Попросила оборудование… для учеников

Елена Махмуди с улыбкой говорит, что еще недавно ее иногда принимали за школьницу (фото из ее личного архива)

26-летняя Елена Махмуди работает в Михалёвской школе Ивановского района четыре года.

Выпускница ИвГУ признается, что здесь оказалась случайно: ведь, даже закончив вуз, продолжала сомневаться в правильности выбранной профессии. Проблему помогла решить знакомая, которая уже работала в этой школе, и предложила ей попробовать себя в роли сельской учительницы.

Кроме того, Елена не скрывает, что совсем не последнюю роль сыграло и то, что можно было получить подъемные, льготную ипотеку, а если снимаешь жилье – в течение трех лет половину оплаты компенсируют.

«А так, конечно, мне удобнее было бы работать в Иванове, ведь я снимаю квартиру здесь, – рассказывает Елена. – Льготную ипотеку получить не успела: эта программа закончилась. Не повезло и с компенсацией за аренду квартиры: успела получить ее только за один год».

Но сменить место работы на другое, более удобное и высокооплачиваемое, девушка всё-таки не захотела. «Меня здесь встретили очень доброжелательно, помогали, поддерживали, – вспоминает она. – И хотя я поняла, что то, чему нас учат в вузах, порой очень отличается от реальности, сегодня у меня, кажется, всё получается».

 Одним из самых больших плюсов сельской школы учитель называет детей – искренних, добрых – в хорошем смысле других, нежели в больших городах. «Это одна из главных причин, почему я здесь работаю, – откровенничает молодой педагог.

– Хотя, признаюсь, поначалу ученики 11 классов, которые были младше меня на 4-5 лет, относились с недоверием и не всегда воспринимали как педагога…»

Перечислять плюсы работы в сельской школе Елена может бесконечно. Например, в ее классе сейчас есть практически всё для качественного обучения. Не без ее участия.

 «Интерактивное оборудование у нас есть (Елена Махмуди выиграла его в акции «Газпрома», хотя могла заказать что-то лично для себя, а часть спонсировала наша землячка Ксения Шипилова: об этом «ИГ» писала 16 января. – Н. Б.

), сейчас проблема только в подключении, – делится радостью девушка. – Думаю перенести в класс из дома и принтер: здесь он нужнее».

Рассказывая о своей работе, Елена оговорилась, что ее рабочий день длится 24 часа.

И тем не менее в другой профессии себя она уже не представляет… «Моя мама – тоже педагог – не отговаривала меня, когда я решила пойти учиться в ИвГУ, но предупреждала, что будет непросто, – рассказывает моя собеседница.

– И я очень благодарна ей за поддержку. В прошлом году стала победителем районного конкурса «Педагог года» и планирую участвовать в областном».

Елена добавляет, что, несмотря на трудности, в профессии не разочаровалась и уходить из нее не собирается.

«Хотелось бы только, чтобы улучшились условия для молодых педагогов, и решился самый больной вопрос – с жильем, – убеждена молодая учительница. – Тогда бы молодежь обязательно потянулась на село.

Кто-то, возможно, тогда даже определился бы и с семейной жизнью, ведь прожить одной на небольшую зарплату сельского учителя непросто»…

Чаще всего, как свидетельствует статистика, в сельские школы возвращаются работать бывшие выпускники. Им не нужно привыкать к особенностям жизни на селе, у них, как правило, решен вопрос с жильем. Так было и с нынешним директором Воскресенской школы Савинского района Александром Суровегиным.

 «То, что я вернулся в родное село, – вполне закономерно, – рассуждает Александр Сергеевич. – Я здесь вырос, в этой школе учился и, получив профессию учителя технологии, вернулся в родные стены. Сначала работал по специальности, а с 2009 года – директором школы.

И если учителем было работать просто, то как директору пришлось начинать всё с нуля».

К слову сказать, привез в Воскресенское Александр и молодую жену, тоже учителя. Вернулась сюда и его одноклассница, которая сейчас тоже преподает в школе. Была еще одна выпускница – молодой педагог, но та задержалась ненадолго, уехала в поисках лучшей жизни…

«Вот, собственно и все молодые специалисты, – рассказывает директор. – Мы пытаемся привлечь новые кадры в школу, но пока не удается. наша проблема – отсутствие газа в селе. Даже если и найдется жилье, то топить его дровами не каждый захочет».

Он вспоминает, что как молодой специалист получил в свое время единовременную выплату. Кроме того, в муниципалитете есть программа поддержки молодых специалистов, по которой в первый год работы педагог получает 10 тысяч рублей, во второй 20 тысяч, в третий – 30. Но этим привлечь в село без газа современную молодежь не очень получается.…

Диплом пылится на полке

Не устают педагоги говорить и том, что профессия учителя утратила свой престиж для молодежи. «Раньше учитель был первым человеком на деревне, – рассказывает Александр Суровегин.

– С учителем советовались, ему доверяли семейные тайны. А сегодня престиж профессии упал».

 Если в ближайшее время не найдется какой-то серьезной «завлекухи» для молодых, прогнозирует он, детей скоро учить будет некому, а некоторые дисциплины вообще исчезнут.

Действительно, многим выпускникам педколледжей и вузов диплом оказался не нужен: им показалось, что быть обладателем другой, пусть и не столь уважаемой профессии, выгоднее. Так, 25-летняя ивановка Татьяна Носова – по образованию учитель математики.

Но, побывав на практике в одной из сельских школ региона, пришла к выводу, что прожить на зарплату педагога ее молодая семья (муж – тоже учитель. – Н. Б.) не сможет. «Окончив вуз, я выучилась на курсах по маникюру, муж работает охранником, – рассказывает она.

– Ведь тогда нам как начинающим специалистам предложили работу с окладом чуть более семи тысяч рублей, в то время как мы только за квартиру платили 12 тысяч! Помогать было некому, да еще и ребенок родился… Хотя дипломов, конечно, жалко…»

А в это время школам не хватает педагогов. Даже в школе облцентра, где учится моя дочь, на начало учебного года не хватало учителей по восьми предметам(!). К примеру, у мальчишек долгое время не было учителя технологии и они вместе с девочками шили фартуки.

На английском занимались всем классом, хотя положено делить класс на два.

Но особенно волновались родители учеников, которым предстоит в этом году сдавать ОГЭ и ЕГЭ: оставшись без учителей по профильным предметам, ребятам приходилось рассчитывать только на свои силы… Сейчас, к счастью, ситуация нормализовалась.

Директор Порздневской школы Лухского района Татьяна Климова подтверждает, что эта проблема стоит очень остро. «Средний возраст наших учителей – 50 лет. Самый молодой педагог в нашей школе  – моя дочь, ей 43 года, – рассказала она. – Сейчас штат укомплектован, но среди работников много пенсионеров. И если вдруг они решат уйти, заменить их будет просто некем».

Пока же от нехватки учителей сельские школы спасает то, что по соседству закрываются другие малокомплектные школы и потерявшие работу педагоги занимают вакантные места.

Языком цифр

Несмотря на сложности, проблема молодых педкадров постепенно решается. Так, за последние четыре года в школах области доля молодых педагогов (до 35 лет) увеличилась с 11,7 до 19%.

По данным на 1 января, в школах региона работает 1230 молодых учителей, из них 193 – на селе, что составляет 12,8% от общей численности сельских педкадров.

Региональным департаментом разработана подпрограмма «Развитие кадрового потенциала системы образования» региональной программы по организации целевой подготовки педагогов для работы в муниципалитетах.

Впервые в бюджете области при условии софинансирования  на эти цели будет выделено более 300 тысяч рублей. В прошлом году субсидию получили 15 муниципальных образований. Всего будет подготовлено 24 специалиста, которые гарантированно придут работать в школы региона.

Источник: https://volga37.ru/kak-zamanit-uchitelya-v-selo/

Это призвание: зачем молодые учителя уезжают из городов в села?

Молодой учитель в сельской школе

Когда молодые уезжают из деревни в город, обывателю это привычно и вполне понятно: ближе к цивилизации, удобству и хорошим заработкам. Не так понятно, когда из города уезжают в деревню. Еще более непонятно, когда на такой шаг решаются молодые, едва окончившие вуз коренные горожане, привыкшие к “цивилизованным” развлечениям и комфорту.

Герои нашего материала — три молодые учительские семьи, сменившие Барнаул на маленькое село и не пожалевшие о своем выборе.

И да, мы тоже в это не очень верили, пока не побывали у них в гостях.

Все, что нужно

Кристине Жиляевой 23 года. Родилась и выросла в Барнауле. Сейчас она — жительница села Кашкарагаиха Тальменского района. Сюда она переехала вместе с молодым человеком Михаилом Любимовым после окончания Алтайского государственного педагогического университета.

Обычная деревня с маленькими магазинчиками, где продается все и сразу, простыми одноэтажными домами и остатками советского прошлого в виде полупустующих кирпичных зданий. С городом, конечно, не сравнишь, но ребят это не пугает.

Кристина преподает физику, Михаил, кстати, из династии педагогов – учитель физкультуры. Для каждого из них это первое рабочее место.

Над выбором школы долго не думали, на Кашкарагаихе остановились практически без колебаний и за два года, что находятся здесь, говорят, ни разу об этом не пожалели.

Деревенский быт ребят не пугал — печь топить умели, огородом тоже занимались, кроме того, уезжали не просто так, а с грантом губернатора: и Кристина, и ее молодой человек получили по 200 тыс.

рублей как педагоги, поехавшие работать в малокомплектные и малочисленные школы.

Такая мера поддержки для молодых учителей действует в Алтайском крае с 2011 года, и получить ее за это время смогли несколько сотен молодых специалистов.

“Мы сразу остановились на этой школе. И, получив грант, потратили его на то, что нам было нужно. Здесь более комфортные условия, даже зарплаты выше. Воздух чище. Нам тут очень нравится, больше, чем в городе”, — говорит Кристина Жиляева.

Любимовых в селе ждали: молодые специалисты школе были очень нужны. Семейной паре помогли снять жилье и обеспечили достойной зарплатой. Со всеми надбавками, которые положены молодым учителям, а также доплатами за работу в сельской местности и прочим заработок Кристины составляет примерно 22 тыс. рублей в месяц — для села сумма весомая.

“В Кашкарагаихинскую школу учителя приезжают не просто так. Мы стараемся им создать условия, предоставляем жилье. Это отдельный дом, чаще всего с газом.

Кроме того, получив грант, они берут кредит для молодых педагогов по другой программе и могут построить свой дом. Также они получают по 2 тыс. стимулирующих, а молодые специалисты до трех лет еще и 30 % к зарплате. Удается им и подработать.

А что еще нужно человеку? Есть работа, на которую они придут, и дом, в который вернутся”, — объясняет директор школы Надежда Бугай.

Свой самый первый урок, который Кристина провела еще в городе, она вспоминает с улыбкой. Говорит, был страшный мандраж — все молчали и смотрели на нее. А потом привыкла, трудно было только в самом начале писать планы и готовиться к урокам.

Сейчас она уверенно ведет свои занятия и классное руководство у шестого класса, где учатся 15 человек. Дети Кристину любят, приходят со своими проблемами, делятся переживаниями, просят совета.

Школа в Кашкарагаихе не новая, но очень уютная. Видно, как трепетно относятся к ней педагоги и директор — все делают своими руками: чинят крышу, чистят территорию от снега зимой, украшают к праздникам. Делают они это и для себя, и для детей, которые проводят тут практически все свое время — развлечений-то в деревне особо нет.

Кроме школьных уроков Кристина ведет кружок по рисованию. Еще до учебы в АГПУ она мечтала быть дизайнером, специально училась, но передумала. Теперь ее знания пригодились.

“Дети здесь отличаются от городских: они добрее, улыбчивее. У них не так много развлечений, и все время они проводят в школе, поэтому мы тут как одна большая семья”, — говорит Кристина Жиляева.

“Детям баловаться некогда, они помогают родителям по хозяйству. Как-то ребенок в школу не пришел, мы поехали к нему посмотреть, что случилось. А он в это время готовил, кормил скот и сидел с младшим братом, так как мама уехала по делам”, — рассказывает директор школы.

Молодые педагоги очень активные — они общаются между собой, делятся опытом, переписываются в социальных сетях и стараются научиться чему-то новому, поэтому принимают участие в различных конкурсах. Кристина победила на районном этапе “Молодого специалиста года”, после чего вышла на “Педагогический дебют – 2017”. Поддерживали, между прочим, всем коллективом, а дети звонили и желали победы.

“В сельской школе молодому учителю лучше. У него есть возможность быть профессионалом высокого уровня, потому что он на виду. Проработав год, все наши начинающие специалисты уже аттестовались на первую категорию. Многие уже получили права, все учатся на курсах, кто-то оканчивает магистратуру”, — комментирует Надежда Бугай.

Кристина и Михаил уверяют, что никакой оторванности от городских развлечений нет. В выходные могут поехать на своем автомобиле в Барнаул, сходить в кино, театр. Бывают и в Горном Алтае, и в Белокурихе.

“Городской учитель разве так может: машину купил, в шубу норковую принарядился и в Белокуриху на выходные поехал?” — шутит директор.

Хотя раньше у Кристины было желание уехать в столицу России. Думала о работе в Москве или Санкт-Петербурге. Загорелась этим после встреч со студентами, которые туда переехали. Но со временем желание как-то пропало само по себе.

“Взрослеешь, планы твои меняются. Я прихожу в свою школу в 8 утра и ухожу в 18:00, мне нравится работать. Я не жалею о сделанном выборе. Из профессии я не уйду, мне кажется, это мое призвание”, — делится Кристина.

Абсолютно счастливы

Константин Литвиненко из Ярового вместе с супругой после окончания Алтайского государственного педагогического университета уехал в Налобиху.

Сейчас Константин преподает немецкий, а еще трудится в должности заместителя директора по воспитательной работе. Его жена – учитель английского языка.

Уезжали тоже по гранту — жена Константина получила 500 тыс. рублей как педагог, поехавший работать в сельскую школу.

“Узнав о программе, мы сразу решили принять участие. На Алтайский край было всего 32 места. И в число этих людей нам удалось попасть. Прошла моя супруга, так как данному учреждению нужен был именно учитель английского языка, а я преподаю немецкий. Конечно, нами заинтересовались сразу — мы семейная пара и оба учителя”, — рассказывает Константин Литвиненко.

Как признается педагог, к решению поехать в сельскую школу подтолкнула инициатива государства, которое подкрепило заинтересованность финансовой поддержкой.

“Финансовая поддержка в размере полумиллиона оказывается не каждый день, а мы только-только получили высшее образование. В программе участвовали студенты, имеющие успехи, с красными дипломами”, — поясняет Константин.

https://www.youtube.com/watch?v=PGh3VsJuEyg

На центральной площади Налобихи Дом культуры, пара магазинов, парикмахерская и подготовленная площадка для будущей часовни. Рядом небольшой рынок, где продают одежду, продукты, хозяйственные товары.

Местные жители жалуются: “Все развалили, ничего не работает”. А вот Константин, приехавший сюда из города, отчего-то доволен всем: и местом, и работой, и жизнью в целом.

Хотя он признается, что на селе не просто и не каждый молодой специалист сможет здесь обосноваться и адаптироваться к условиям.

Учителям из города было сложно привыкнуть к инфраструктуре, бездорожью, отдаленности и снежным зимам.

“Нужно было учиться топить печь, откапывать снег, носить уголь, чего мы раньше не делали. Нам, правда, как семейной паре было чуть проще. Во-первых, нас двое, во-вторых, мы заселились в район, где было центральное отопление, канализация, водоотведение, холодная вода – в принципе, тут условия хорошие.

Некоторые за водой только ходили за 500 метров, а нам повезло. Сначала нас тоже не все устраивало, а потом, когда мы поработали подольше, увидели больше плюсов, чем минусов. Например, в сельской местности у нас есть коэффициент, и первое время мы получаем 30% надбавки, потом 20 и 10.

И школа немаленькая, что позволяет на часах получать достойную зарплату”, — рассказывает учитель.

Директор школы лично помогал в трудоустройстве и поиске квартиры, которую паре сняли за счет муниципалитета, предоставили подъемные.

Но жить долго за казенный счет ребятам не пришлось — приняли участие в еще одной программе – “Социальное развитие села”, встали в очередь по улучшению жилищных условий и в скором времени получили еще одну поддержку в размере 700 тыс. из федерального бюджета и 300 тыс.

из краевого. Так у четы Литвиненко появился свой дом площадью 64 квадрата рядом со школой. Константин еще планирует надстроить второй этаж.

Оказалось, это не единственные подарки судьбы. Работать пара приехала в старую школу, где зимой замерзали чернила в ручках. А сегодня они обосновались в новом здании — его начали строить в Налобихе в год их приезда в рамках реализации программы “75х75”.

Кстати, мы даже позавидовали сельчанам: в школе большие классы, высокие потолки, новый ремонт, и оснащена она по всем современным требованиям.

А Константин с гордостью показывает нам школьную газету. Чтобы занять детей, учитель немецкого создал в школе редакцию и студию. Учащихся упрашивать не пришлось — с удовольствием пришли сами.

А со своими телепрограммами и журналами стали побеждать на конкурсах разного уровня. Участие в школьном СМИ принимают ребята с 1-го по 11-й класс: учатся писать, снимать, фотографировать, монтировать и вести эфиры.

А одна из выпускниц школы поступила на бюджет в один из вузов Санкт-Петербурга, где изучает специфику работы на радио и телевидении.

А еще стена в кабинете Константина увешана грамотами и различными дипломами конкурсов “Педагогический дебют”, “Учитель года”. Есть диплом конкурса педагогических работников, где в номинации “Молодые специалисты” Константин вошел в десятку лучших и получил денежное поощрение — 30 тыс. рублей.

Пять лет, которые Константин и его супруга должны были отработать по программе, уже давно закончились — в селе их, по сути, ничего не держит, но уезжать они не собираются. Сейчас у них двое детей: старший ходит в школу, младший — в детский сад, который, между прочим, также был отремонтирован за 11 млн рублей по программе.

Пара Литвиненко прикипела к месту, к школе и к ученикам, а еще каждый из них понимает, что именно здесь они нужны по-настоящему.

“Ребята у нас отличаются от городских, они проще, с порога приветствуют. Мы прекрасно понимаем, что здесь мы востребованы. А именно это человеку и нужно. В отпуске мы можем отправиться куда угодно, так что нам совершенно нецелесообразно все бросать и уезжать”, — говорит Константин Литвиненко.

Константину есть с чем сравнивать: прежде чем стать учителем, он успел поработать подрядчиком “Газпрома” на Севере. И если бы не школа, так и остался бы на месторождениях, вдали от семьи.

“Окончив университет, я пришел в школу и понял, что оказался именно там, где нужно. А в селе возможен еще и хороший карьерный рост.

Можно развиваться не только в учебном учреждении: три года я баллотировался в районные депутаты, я являюсь представителем избирателей по 15-му округу села Налобиха, заместителем председателя районного совета народных депутатов, возглавляю фракцию “Единая Россия” — так быстро всего этого достичь можно здесь. А вот если бы мы остались в городе, у нас и жилье вряд ли бы появилось”, — уверен герой нашего проекта.

Свой путь

Анастасия Рихерт – учитель начальных классов и логопед. В поселок Прутской поехала за мужем в 2013 году, да так здесь и осталась.

“У нас стоял выбор между Барнаулом и селом, в итоге я подстроилась под мужа и поняла, что ему будет сложно привыкнуть к городской жизни. А так как я – человек коммуникабельный, легко нахожу общий язык, приняла решение переехать в поселок”, — делится Анастасия.

Анастасия действительно очень общительная, много улыбается, шутит и располагает к себе. Наверное, именно такой человек должен учить малышей, чтобы стать для них второй мамой. Рабочее место Анастасия нашла сама — пришла в школу, встретилась с директором, и так совпало, что здесь требовался именно педагог начальных классов. Узнав об этом, перевелась без раздумий.

В ее классе 12 детей, что Анастасия считает неоспоримым плюсом — каждому ученику она может уделить больше времени. К деревенскому укладу привыкла быстро, даже отвыкать иногда приходится теперь от некоторых привычек — приезжая в город, здоровается с незнакомыми.

Коллектив в школе, по признанию Анастасии, небольшой, но сплоченный. В Барнауле же с коллегами она практически не общалась — все после уроков убегали по своим делам. Школа — это ее жизнь, здесь она проводит практически все свое время — после уроков проверяет тетради, готовится к следующим занятиям.

“Если человек не поехал работать учителем, а, получив педагогическое образование, стал кассиром в магазине, значит, он просто не любит детей. Если это не твое, то не твое. Ситуации разные бывают, мы и плачем иногда, но вытираем слезы и идем работать. Своей жизни без детей я не представляю, это призвание. В первую очередь нужно любить ребенка, а потом уже учить”, — считает педагог.

Грант Анастасия получить не успела, зато подала документы на участие в программе для молодых специалистов, по которой помогают приобрести жилье.

А еще Анастасия отмечает, что в Прутском учитель — это действительно значимый человек, а в Барнауле давно такого нет:

“То, что я учитель, в Барнауле никто не знает, ну, идет какая-то женщина. Здороваются только те детки, которых ты учил или учишь. А тут в поселке все тебя знают и везде здороваются и дети, и взрослые. К учителям в деревне все-таки стараются относиться уважительно”.

Вячеслав Мельников

Источник: https://www.amic.ru/news/392231/

«Земский учитель»: как это будет действовать в России

Молодой учитель в сельской школе

Школьные учебные заведения сел, поселков, станиц и маленьких городов имеют один объединяющий фактор, который звучит, как острая нехватка квалифицированных учителей.

Так, по статистическим данным, учителя в каждой второй сельской школе работают на полторы или две ставки.

Однако не только заработная плата вынуждает их это делать, но и полное отсутствие преподавателей того или иного предмета.

Данная ситуация приводит к тому, что общий уровень образования значительно падает, ведь предметы читают неквалифицированные работники, которые не имеют требуемого образования.

Так, учитель математики, окончивший ВУЗ по соответствующему направлению, может преподавать астрономию или географию.

Что в конечном итоге приводит к тому, что дети, окончившие школы, которые нуждаются в кадрах, являются неконкурентоспособными в борьбе за место абитуриента в высших учебных заведениях.

Соцпрограмма «Земский учитель» – инструмент, который должен решить эту проблему. Условия для заинтересованных учителей, процесс внедрения и особенности программы – все в данной статье.

Идею стимулирования переезда учителей в небольшие поселения предложил Президент Российской Федерации на ежегодном обращении к депутатам Госдумы еще в прошлом году.

Однако из-за несоответствия законодательства и отсутствия детальной проработки, законопроект будет запущен в действие только в нынешнем.

Финансироваться «Земский учитель» будет на федеральном уровне, а сама программа будет нацелена на села и небольшие муниципальные образования, населения которых не превышает 50 тысяч человек.

Заработная плата учителей сельской местности не превышает 15 тысяч рублей, соответственно занимать должность могут лишь те, кто непосредственно живет в этом месте. Так как за такую зарплату не купишь жилье, а тем более не переедешь из города в небольшой поселок.

Ко всему этому среди местного населения сложно собрать полный штат высококвалифицированных учителей разных направлений: математики, биологии, физики, истории и т.д. Благодаря чему многим учителям приходится вычитывать по тридцать уроков в неделю и вести совмещенные занятия.

Ко всему прочему, средний возраст кадров превышает отметку 50 лет, что отпугивает молодых потенциальных учителей, которые хотят преподавать в современной среде. Таким образом, сдерживающими факторами для переезда учителей в села являются:

  • Отсутствие жилья;
  • Низкая заработная плата;
  • Высокие нагрузки;
  • Несовременная преподавательская среда.

«Земский учитель» – мотивация для переезда учителей в села. Так, работники школ, которые добровольно покинут города ради преподавания в небольших поселениях, получат выплату в размере 1 млн. рублей.

Для Дальневосточного федерального округа выплата составляет 2 млн. рублей. Госпомощь будет выплачиваться непосредственно учителю, а не через образовательное учреждение или региональное управление.

Требования от учителей по программе

Участниками программы могут стать учителя возрастом от 18 до 55 лет. Однако возрастные ограничения в различных регионах разнятся, те села, которые не так остро нуждаются в преподавателях, выдвигают параметр до 35-40, а города, где ситуация критическая, принимают на работу специалистов до 55 лет. Приоритет же при найме отдается молодым специалистам.

Главное требование, выдвигаемое для трудоустройства, наличие среднего специального или высшего образования по соответствующему направлению. Образовательный уровень должен соответствовать квалификационным требованиям и профстандартам.

Второе, но не менее важное требование, учитель должен занимать должность и преподавать 5 лет с момента подписания бумаг в поселке, селе или муниципальном образовании, населением до 50 тыс. человек. Там же он и обязан проживать.

Контракт непосредственно заключается с учебным заведением, а еженедельная трудовая нагрузка должна превышать 18 часов.

Достоинства программы «Земский учитель» для педагогов

Помимо выплаты в один миллион рублей, учителя ждет:

  1. Компенсационные выплаты за переезд и перевозку личных вещей и мебели;
  2. Получение зарплаты даже во время переезда;
  3. С момента заключения договора и на протяжении трех лет получение ежемесячной суммы, обозначаемой как «подъемные»;
  4. Полная оплата всех необходимых учебных материалов;
  5. Льгота на проезд по месту жительства и пригороду в размере 50 процентов;
  6. Отказ от выплаты в 1 млн. руб. в пользу льготной ипотеки.

Педагоги, получившие государственную помощь в размере миллиона рублей, могут потратить деньги на:

  • Выплату ипотеки;
  • Покупку квартиры;
  • Строительство дома.

Какие регионы участвуют в программе и как стать её частью

Участниками программы выступают все города, села, станицы и поселки, население которых не превышает 50 тысяч человек, а местные школы остро нуждаются в квалифицированных педагогах. Так, на специализированном сайте можно найти все открытые вакансии и подать заявку. 

Если вы попадаете под все выдвигаемые требования, то вам необходимо подать копии документов и заполненное заявление. В пакет документов входят:

  • паспорт;
  • диплом об образовании и уровне квалификации;
  • трудовая книжка;
  • справка учета в ФНС;
  • пенсионная страховка.

Претенденты проходят конкурс, после чего победители заключают договор с образовательным учреждением и открывают счет в банке.

Не нашли нужную информацию? Задайте вопрос менеджеру

Источник: https://www.snta.ru/press-center/programma-zemskiy-uchitel-chto-eto/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.