Молодые педагоги в школе

«Учитель на замену»: как молодые педагоги приходят на помощь школам в пандемию

Молодые педагоги в школе

Даже пандемия коронавирусной инфекции не может остановить учебный процесс в столице. Ребята продолжают получать знания: учащиеся средних и старших классов — удаленно, а ученики с первого по пятый класс — в школах.

Однако некоторым педагогам — старше 65 лет или с хроническими заболеваниями — сейчас лучше оставаться дома. В Москве около 1,3 тысячи учителей находятся в группе риска. Для их безопасности в столице возобновил работу сервис «Учитель на замену». С его помощью можно найти замену педагогу среди студентов педагогических вузов, учителей или специалистов из учреждений дополнительного образования.

Удобно ли пользоваться сервисом, с какими трудностями сталкиваются педагоги и как это отражается на обучении школьников — в материале mos.ru.

Как сервис себя оправдал

Сервис «Учитель на замену» начали разрабатывать еще в 2019-м. В прошлом году школы им пользовались во время роста заболеваемости ОРВИ. Спустя год проект доработали, с октября 2020-го им воспользовалось уже 114 школ.

По словам директора школы № 1539 Виталия Карагашкина, пользоваться сервисом оказалось удобно. Для входа на сайт директор школы использует адрес своей официальной электронной почты. При заполнении заявки трудностей не возникло, сам интерфейс оказался тоже понятным.

В школе № 1539 требовалось найти всего одну замену — преподавателя биологии. Процедура подбора проходит в течение трех часов. Это время использует оператор, чтобы найти подходящие кандидатуры в базе данных проекта.

В школе начал работать педагог дополнительного образования Кирилл Гаврилин. В первой половине дня он трудится здесь, а после обеда ведет дистанционные занятия в Московском детско-юношеском центре экологии, краеведения и туризма.

«Сейчас сложная ситуация в связи с эпидемией, многие учителя действительно не могут вести занятия в школах. Поэтому я и мои коллеги из центра экологии, краеведения и туризма решили, что нужно поддержать педагогов», — поделился Кирилл Гаврилин.

Преподаватель ведет очно занятия у пятых классов, дистанционно — в шестых — 11-х. С учениками быстро нашел контакт, ребята уже привыкают к новому учителю. По словам Кирилла Гаврилина, это важный опыт для него как для специалиста.

Как будут учиться школьники после каникул: ответы на основные вопросы Сергей Собянин — о московском образовании во время пандемии

Оценить работу педагога могут не только ученики. В сервисе «Учитель на замену» есть обратная связь. Директора школ могут поставить оценку заменяющему учителю и в целом качеству работы сервиса.

«Мы были удивлены, насколько специалист качественно подготовлен. Он только недавно окончил педагогический университет. Для него “Московская электронная школа” не стала каким-то препятствием.

Я лично посетил урок в пятом классе. Педагог в первый день работы использовал ресурсы “МЭШ”. Он не только берет готовые материалы из библиотеки, но и дорабатывает их сам.

Это о многом говорит», — добавил Виталий Карагашкин.

Как школы заботятся о педагогах

В проекте работают 433 студента педагогических вузов и педагогов дополнительного образования. Студенты выступают в роли ассистентов, они выходят в школы и помогают вести уроки основным педагогам, которые находятся дома и преподают дистанционно.

Нина Мусатова, учитель начальных классов, работает в школе № 1253. Ей 69 лет, из них более 40 лет она трудится в общеобразовательном учреждении. Сейчас учитель ведет второй класс.

Учитель проводит уроки в формате видеоконференции. При этом дети находятся в классе вместе с ассистентом. Нина Мусатова тщательно готовится к урокам, проводит диктанты, презентации, слушает ответы учеников.

С Ниной Мусатовой работает студентка педагогического колледжа № 10 Айгуль Юсипова. Она во время урока организует работу класса, иногда передает учителю ответы детей. Кроме того, ассистент проверяет некоторые задания, распечатывает при необходимости тестовые задания или контрольные работы. А непосредственно после видеоконференции Айгуль Юсипова обеспечивает самостоятельную работу детей.

По словам Нины Мусатовой, ассистент ее выручал, когда возникали сложности с техникой. Библиотекой «МЭШ» учитель пользуется уже давно, а видеоконференциями — только с этого года.

«Мне приятно, что я вижу детей, а они меня. Мы скучаем друг без друга и с удовольствием общаемся по видеосвязи. Дети доброжелательные, они спокойно отнеслись к новому человеку. Вообще это важно, что мы можем поберечь себя», — добавила Нина Мусатова.

Студенты последних курсов работают в школах в рамках педагогической практики. Модель такого обучения студентов будут развивать и дальше, в образовательных программах университетов намечены изменения.

«Колледж получил заявку, что нужен педагог. И меня отправили в эту школу. Я не ожидала, что практика будет именно такой.

Но она мне дала больше опыта, чем обычная, в паре с учителем, который находится непосредственно в классе. Мне интересно работать с детьми, искать индивидуальный подход к каждому ребенку, смотреть на его особенности.

С практикой я только укрепила свое желание работать по специальности», — добавила Айгуль Юсипова.

Чтобы стать заменяющим учителем, нужно разместить свое резюме на сайте проекта. В банк соискателей попадают только те кандидаты, которые успешно проходят независимую предметную диагностику в Московском центре качества образования. Она доступна дистанционно, результаты нужно добавить в электронную анкету соискателя. В базе «Учителя на замену» есть данные о 1356 кандидатах.

«Действительно нужный сервис, который позволяет школам не прерывать учебный процесс, детям получать качественное образование, а нам, педагогам дополнительного образования, повышать свою квалификацию», — сказал Кирилл Гаврилин.

Как продолжается обучение в пандемию

Столичное образование невозможно представить без «Московской электронной школы». А во время пандемии проект стал просто необходимым.

Дистанционные занятия проводятся с помощью программы Microsoft Teams, которая интегрирована в «МЭШ». Преподаватели и школьники входят в «МЭШ» через электронный журнал и дневник на сайте mos.ru.

Затем они находят нужный урок в своем расписании, кликают на него и попадают в виртуальный класс.

Такому формату школьников и педагогов научили во время осенних каникул. С ними провели более 85 тысяч тренировочных классных часов. Затем только за первую неделю дистанционного обучения к занятиям одновременно подключались более 600 тысяч пользователей. В среднем в день проводили 140 тысяч уроков. 

«Спасибо всем городским ресурсам, которые сейчас реально помогают нам работать в довольно непростых условиях. Благодаря такой слаженности мы продолжаем успешно работать. Конечно, это непросто, но образовательный процесс не останавливается», — добавил Виталий Карагашкин.

В этом учебном году «Московская электронная школа» стала еще удобнее, в ней появились новые сервисы.

Для учащихся и их родителей теперь доступен комплексный учебный план с расписанием занятий, описанием тем и материалов ко всем урокам на год вперед.

Также школьники могут посещать занятия в формате видеоконференций, закреплять свои знания с помощью видеоуроков и проводить опыты при помощи новых виртуальных лабораторий в библиотеке «МЭШ».

Школа будущего: почему важно развивать «МЭШ» Учебная программа на год стала доступна в «МЭШ»

Источник: https://www.mos.ru/news/item/82306073/

Школе нужны молодые педагоги. Нужна ли им школа?

Молодые педагоги в школе

: 16.11.2006 0:00

Система школьного образования в стране в последние годы столкнулась с серьезной проблемой: молодые педагоги, особенно мужчины, все чаще расстаются с профессией, ради которой учились пять лет. А в наших школах прежде всего мужчин и не хватает, причем просто катастрофически.

Причина этого явления вроде бы лежит на поверхности: мужчина, как глава семьи, должен хорошо зарабатывать. Учебные заведения такой возможности не предоставляют.

Недавно я стал свидетелем того, как за одним праздничным столом встретились три выпускника Казанского педагогического университета: один сразу после вуза пошел преподавать в школу, второй устроился репортером на радио, третий — референтом в банк.

Все трое — молодые, талантливые ребята, когда-то мечтавшие стать Учителем с большой буквы. У одного эта мечта сбылась. Однако говорит он об этом с горькой иронией.

За верность призванию молодой человек, имеющий жену и малолетнего ребенка, получает две-три тысячи рублей, работая ежедневно не менее десяти — двенадцати часов.

Ведь кроме собственно уроков ему надо заниматься с отстающими, много читать, до ночи сидеть над подготовкой к очередным занятиям, продумывать организацию праздников, рисовать плакаты, пособия, покупать на собственные деньги методическую и учебную литературу…

Другой однокашник, работающий на радио, получает 12-15 тысяч рублей в месяц. Третий, тот, что в банке, зарабатывает около 20 тысяч плюс к этому имеет солидную социальную поддержку — ему оплачивают транспорт, обеды, медицинские услуги. В школе таких денег не видели даже самые высокооплачиваемые учителя.

В Ассоциации молодых педагогов, созданной недавно в республике, убеждены: проблему крайнего дефицита мужчин-учителей нужно доносить до общества, более того, бить по этому поводу в набат. И как-то исправлять положение.

Мне удалось поговорить со многими молодыми педагогами. Настроение большинства оптимистичным в отношении будущего не назовешь.

Конечно, начинающим всегда трудно — нет знания жизни, опыта, связей, зачастую нет и собственного жилья. А денег иной раз не хватает даже на самое необходимое — на приличные обувь и одежду.

И в этой ситуации особую важность приобретает тот морально-психологический климат, который царит в школьных коллективах.

Здесь очень многое зависит от руководителя. Некоторые директора находят возможность помочь начинающим учителям.

Где-то им доплачивают за переполненность класса (из-за нехватки педагогов и кабинетов приходится набирать в классы куда больше «законных» двадцати пяти человек), в другом месте молодых обеспечивают бесплатными проездными билетами, в третьем — за каждым новичком закрепляют «наставника», который помогает ему не только в решении профессиональных, но и бытовых, правовых проблем, выступая как бы посредником между администрацией и начинающим учителем, который к тому же не всегда готов признаться в своих нуждах.

К сожалению, противоположных примеров значительно больше. Зачастую молодым учителям не оплачивают занятия при замене другого педагога. «Отгуляешь в отпуск», — говорят новичку, не знающему, где взять денег на обед сегодня, чтобы до этого отпуска дожить.

Не редкость, когда вновь пришедшему учителю не выплачивают своевременно подъемные, оставляют без премии — «пусть больше старается».

Словом, именно начинающие учителя, как правило, оказываются в той духовно-психологической обстановке, в том материальном положении, которые можно назвать экстремальными.

Недавно в нескольких казанских школах провели анкетирование среди учеников разных классов на тему «Школа будущего». Очень многие дети, особенно подростки, утверждали, что им больше по душе молодой учитель, потому что ему ближе интересы ребят. А лучший учитель в понимании детей — это опять-таки мужчина…

Да, когда-то сильный пол в школе был представлен достойно. И это, конечно, очень положительно сказывалось на воспитательном процессе, особенно в отношении мальчишек, которые учились у своих наставников мужественности, трудолюбию, самостоятельности.

Теперь же в школе, где дети проводят большую часть своего времени и где, по сути, формируется их характер, большинство ребят не только не общаются с мужчинами, но и вообще их не видят. А ведь очень многие из них к тому же воспитываются в так называемых неполных семьях, где родитель один — мама.

Удивительно ли, что без мужского влияния и в семье, и в школе у нас вырастают, с одной стороны, инфантильные, изнеженные, а с другой — «ну совсем отбившиеся от рук» подростки.

Психологи утверждают, что самый стабильный и дружный коллектив складывается там, где большинство составляют мужчины. Там же, где они в меньшинстве, угроза конфликтов, ссор и раздоров значительно возрастает.

В современных же школах сильный пол в лучшем случае занимает должности «трудовиков» и «физкультурников».

И можно только догадываться, какой морально-психологический климат царит сегодня во многих педагогических коллективах.

Укажем на еще один аспект этой проблемы.

Зарплата зарплатой, но давайте признаемся: зачастую работа учителя оценивается не по тому, как у него складываются отношения с ребятами, насколько интересно проходят его уроки, любят ли дети предмет, а по чисто формальным критериям.

Увы, но во многих сегодняшних школах царит дух формализма, писанины, отчетов, засилья составления планов, организации никому не нужных мероприятий… А ведь все это противоестественно сущности мужчины, претит его духу.

Проблема учителей-мужчин вышла за чисто школьные рамки и приобрела общенациональный характер.

В последние годы и даже десятилетия утеряно главное — престиж профессии учителя, в котором материальная составляющая является хотя и основным, но все-таки одним из многих других условий.

И даже в том случае, если государство проявит крайнюю заинтересованность в восстановлении незаслуженно утерянного статуса профессии педагога, для этого потребуются многие годы.

В школах давно отмечают: на сегодняшний день учительские коллективы не обновляются, в них нет притока «свежей крови», у педагогических поколений исчезла преемственность. Что будет со школой завтра, когда из нее уйдут педагоги пенсионного возраста? Трудно представить.

И такая ситуация складывается при том, что наши педагогические вузы работают на полную мощь.

По данным Министерства образования и науки Татарстана, ежегодно высшие педагогические заведения республики «выдают на-гора» около тысячи молодых специалистов.

В школу из этого числа идет лишь около половины. Но уже через некоторое время и из этой половины работать с детьми остаются лишь десятки энтузиастов.

Социально-экономическая политика в отношении образования попросту выдавливает из класса молодых учителей. И эта беда пострашнее многих других школьных проблем.

Сегодняшняя школа — на грани кадрового коллапса. Если даже представить себе совершенно невероятную ситуацию, при которой стартовая зарплата учителя стала бы равна 20 тысячам рублей, то это все равно в одночасье не изменило бы положения.

Потому что кризис школьных кадров слишком глубок: в течение полутора-двух десятков лет здесь образовалась возрастная «яма». С ребятами сейчас работают в основном педагоги в возрасте свыше 45 лет.

Молодежь составляет крайне небольшую часть учительских коллективов.

А между тем не надо открывать Америку: гармонично воспитывать новое поколение способно лишь устойчивое педагогическое сообщество, основным признаком которого является наличие в нем учителей разных поколений и, что особенно важно для педагогики, — представителей сильного пола.

Но задачу эту обществу, государству решать все равно придется. И лучше, как говорится, поздно, чем никогда. Конечно, труд учителя должен быть оценен в денежном выражении адекватно его интенсивности.

И кое-что в рамках национального приоритетного проекта «Образование» в этом направлении делается. Но именно только «кое-что». А поле это надо пахать быстрее и глубже, используя, может быть, и давно забытое.

Например, мой знакомый, бывший учитель истории Зульфат Галяутдинов предлагает следующее:

— До революции и церковно-приходские, и общинные, и земские школы, и гимназии имели служебные квартиры для учителей.

Пришла пора возродить этот отечественный опыт: пока учитель работает в школе, он полноправно пользуется служебной квартирой, а если уходит из учебного заведения на пенсию, то пользуется ею пожизненно.

Некоторые чиновники говорят, что при нынешней государственной бедности этого невозможно сделать. Но если столетие тому назад наша страна смогла себе это позволить, в наше-то время сам Бог велел решить эту проблему.

И, наверное, с этим можно согласиться.

СЕРГЕЕВ Евгений
Выпуск:

Источник: http://rt-online.ru/p-rubr-nau-32075/

Чего не хватает молодым педагогам

Молодые педагоги в школе

АВТОРЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

Марина Пинская, ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ.

Алена Пономарева, младший научный сотрудник Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ.

Молодые учителя в России — специалисты до 29 лет — отстали от старших коллег в деле освоения педагогических технологий. Дело не только в нехватке преподавательских умений и отсутствии опыта. Хромает сама подготовка молодых педагогов — в ней слишком много теории, а на рабочем месте учитель-неофит не всегда может доучиться.

В итоге классы молодых преподавателей учатся по старинке. Это мешает детям достичь большего, рассказали Марина Пинская, Алена Пономарева и директор Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ Сергей Косарецкий в статье «Профессиональное развитие и подготовка молодых учителей в России».

Она вышла в журнале НИУ ВШЭ «Вопросы образования».

Подготовка учителей архаична

Парадоксально, но факт: зрелые педагоги чаще молодых используют современные методы преподавания — от установок на активное обучение (когда дети сами находят решение задач) до применения учениками информационных технологий для работы в классе и дома.

Молодые учителя (до 29 лет)

Учителя в возрасте 40-59 лет

Не поддерживают установку на активное обучение

19%

9%

Не используют IT на занятиях с учениками

20%

10%

Учат детей самостоятельно анализировать свои достижения

25%

40%

То есть молодые педагоги недостаточно владеют современными формами обучения, сделали вывод авторы исследования.

Начинающие учителя и сами видят пробелы в своих знаниях. Они намного реже, чем люди других возрастных групп, считают свою профессиональную подготовку очень хорошей.

Исследователи сравнили ответы самой старшей и самой младшей группы преподавателей на вопрос, какие компоненты включало их профессиональное образование (рис.2 приложения 1). Оказалось, что за три десятка лет подготовка россиян изменилась мало.

 За рубежом, напротив, есть контраст в образовании молодых и пожилых учителей — по доле практики. Обучение прямо в школе стало ядром программ подготовки педагогов. Это помогает проверять инновации.

В российском же педагогическом образовании практический компонент снижался.

Коллеги помогают мало

Профессиональное общение — один из важнейших источников развития педагогов. Но наставники из числа опытных коллег есть лишь у трети российских молодых учителей. При этом 28% начинающих преподавателей считают, что сотрудничество с коллегами могло бы быть более плотным.

Учителям-неофитам, по их собственному мнению, менее доступны разные форматы профессионального развития (курсы, семинары, посещение других школ, сетевые объединения и пр.), чем педагогам других возрастов (рис.3 приложения 1).

Причина — нехватка времени из-за семейных обязательств (так ответили почти 50% респондентов) и высокая нагрузка на работе (этот ответ дала треть опрошенных).

Впрочем, более четверти (27%) тех, кто все же занимался повышением своей квалификации, отметили, что занятия не включали активных методов обучения.

В итоге, молодые педагоги из России оказались довольны своей работой в гораздо меньшей степени, чем их зарубежные коллеги-ровесники (рис.1 приложения 1), выяснили исследователи.

Статья основана на данных Международного исследования систем преподавания и обучения Teaching and Learning International Survey (TALIS) 2013 года, проведенного ОЭСР. Размер выборки — 200 школ.

В каждой школе были опрошены 20 учителей и директор (итого свыше 4 тысяч респондентов).

По возрасту учителя были разделены на группы: моложе 29 лет (это и есть объект наблюдения), с 30 до 39 лет, с 40 до 59 лет и старше 60 лет.

 Приложение 1 (DOC, 113 Кб)

См. также:

Уровень жизни учителей зависит от региона

Учителя ждут улучшений условий труда

Успехи учеников зависят от директора школы

Репетиторы не помогут троечникам успешно сдать ЕГЭ

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 29 августа, 2016 г. Образование 1 сентября Школа

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/news/188236974.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.