Можно ли усыновить здорового ребенка

усыновите.ру

Можно ли усыновить здорового ребенка

О “БАНДИТСКИХ» ГЕНАХ И «ДОРОГИХ» ДЕТЯХ

“Как же ты все это выдержала?” — спросила меня коллега, узнав, что я усыновила ребенка. “Что — все?” — удивилась я.

“Ну, это ж документов надо собрать кучу, очередь на ребенка выстоять, и никакой гарантии, что здорового получишь!”

Бытует мнение, что усыновить ребенка крайне сложно, что на это нужно потратить много нервов, сил и денег, а результат всегда будет отрицательным: либо ребенка подходящего не найдется, либо больного подсунут, а если не то и не другое, то выросшее чадо рано или поздно обязательно покатится по наклонной плоскости и однажды переубивает всех своих приемных родственников.

Да, истории усыновлений бывают разные. Порой и желаемого ребенка трудно подыскать, и с документами могут возникнуть проблемы, и приемные дети доставляют больше огорчений, чем радости. Но, к счастью, такие случаи скорее исключение, нежели правило. Однако мифы об усыновлении, витающие в обществе, делают свое черное дело и калечат судьбы тысяч брошенных детей.

УТВЕРЖДЕНИЕ 1. СОБИРАТЬ ДОКУМЕНТЫ МОЖНО ГОДАМИ.

Это не так. Единственный документ, который придется ждать целый месяц, — это справка об отсутствии судимости от МВД России. Эту бумажку нужно заказать в первую очередь, а пока она готовится, можно успеть собрать все остальное.

Зачастую потенциальных усыновителей пугает необходимость неделями сидеть в очередях в поликлиниках и диспансерах, рискуя заполучить проблемы на работе. На самом деле не все так страшно: в список врачей входят терапевт, инфекционист, дерматовенеролог, фтизиатр, невропатолог, онколог, психиатр и нарколог.

Много? Не пугайтесь! Главное — правильно организовать процесс. Прежде всего сходите к инфекционисту, который возьмет необходимые анализы. Они будут готовиться около недели, и за это время можно пройти других эскулапов.

Сразу же сделайте свежую флюорографию, чтобы в тубдиспансере вас не “завернули”. Итак, день первый: инфекционист и флюорография, после них — онколог и терапевт (они тоже могут назначить анализы, поэтому лучше пройти их сразу же), а также КВД.

Осталось время — в тот же день идите к невропатологу и в нарко- и психдиспансеры, там никаких анализов сдавать не надо.

После получения всех резолюций остается посетить главврача районной поликлиники, который поставит на бланке свою гербовую печать.

Остальные необходимые документы — это краткая автобиография, справка с места работы с указанием должности и заработной платы, копия финансового лицевого счета и выписка из домовой книги с места жительства, а также копия свидетельства о браке, если будущий усыновитель в нем состоит.

С этим “джентльменским набором” можно идти в опеку. Специалисты примут документы и назначат дату обследования вашей квартиры. В декабре 2004 года был принят закон, смягчающий требования к жилью. Теперь ребенку просто должно быть обеспечено отдельное место, где он будет спать, играть или делать уроки. В течение 15 рабочих дней вам обязаны дать ответ, можете ли вы быть усыновителем.

Комментирует юрист Ольга Митирева:

— Заказать справку об отсутствии судимости можно как через местное отделение милиции, так и через УВД субъекта РФ (например, москвичи заказывают ее в ГУВД Москвы). Причем в УВД вы получите документ гораздо быстрее.

Справка о доходах может быть дана в свободной форме, ее можно также заменить копией налоговой декларации о доходах за последний год. Необходимый доход должен быть равен прожиточному минимуму, помноженному на количество членов семьи усыновителя — включая будущего ребенка.

Иногда органы опеки просят предоставить еще и характеристику от работодателя. Конечно, это отступление от норм закона, но выполнить эту просьбу несложно, тем более что вы можете не раскрывать истинной цели получения подобной характеристики (например, сослаться на то, что ее требует банк для получения кредита).

УТВЕРЖДЕНИЕ 2. В ДЕТДОМАХ ВСЕ ДЕТИ — БОЛЬНЫЕ.

Конечно, нездоровых детей в этих заведениях очень много. По сути, все они имеют какие-либо диагнозы.

Впрочем, попробуйте найти абсолютно здорового “домашнего” ребенка — вряд ли получится. Самый распространенный диагноз, который “лепят” всем детдомовским детям без разбора, это ЗПРР (задержка психо-речевого развития) и ЗПМР (задержка психо-моторного развития).

Честно говоря, “государственному” ребенку, будь он даже гением, вряд ли удастся избежать этого диагноза — в детских домах с детьми занимаются слишком мало.

Моя собственная приемная дочь не была исключением — когда мы впервые увидели девочку, она не могла выговорить даже свое коротенькое имя, хотя ей было уже три года. Задержки в развитии чаще всего лечатся всего лишь заботой и любовью новых родителей.

Так случилось и с моей малышкой: сейчас она ходит в детский сад, хорошо успевает на занятиях и ничем не отличается от остальных детей своей группы, которые (так уж получилось) старше нее почти на год.

В медкартах детдомовских детей много и других диагнозов.

Какие-то из них действительно неизлечимы, но большинство могут исчезнуть практически без последствий — если за здоровье малыша берутся заботливые мама и папа.

А бывает и так, как случилось с одной моей знакомой: она взяла под опеку годовалого ребенка с диагнозом ДЦП, а потом выяснилось, что дело всего лишь в медицинской и социальной запущенности.

Кстати, прежде чем усыновлять малыша, будущие родители имеют право провести независимое медобследование, чтобы убедиться, что у него нет серьезных заболеваний.

Для справки: o медицинском освидетельствовании детей, передаваемых на воспитание в семью

УТВЕРЖДЕНИЕ 3. НА УСЫНОВЛЕНИЕ – ОГРОМНЫЕ ОЧЕРЕДИ. ПОДХОДЯЩЕГО РЕБЕНКА МОЖНО ЖДАТЬ ГОДАМИ.

Брошенных ребятишек, увы, гораздо больше, чем людей, желающих стать приемными родителями, поэтому говорить об очередях на детей не приходится.

Но, разумеется, если будущие усыновители хотят, например, абсолютно здорового новорожденного ребенка с золотистыми волосами и голубыми глазами, то их шансы резко понижаются. Чем меньше требований к будущему ребенку — тем скорее вы станете мамой и папой.

Сам процесс поиска ребенка у всех происходит по-разному. Бывает, что будущим родителям приходится просмотреть десятки анкет и не раз съездить на “смотрины” в детский дом, прежде чем “екнет” сердце.

А иногда усыновители, считающие, что детей не выбирают, берут первого ребенка, которого им предложат, и потом не представляют своей жизни без этого маленького человечка. У меня получилось именно так.

Первый же ребенок, которого мне предложили, стал моим — моей доченькой, моей шустрой, непослушной девочкой… Еще случается, что родители ищут, к примеру, годовалого сероглазого мальчика, а потом знакомятся с четырехлетней кареглазой девочкой и понимают: это — ОНА!

Для справки: Федеральный банк данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей. Поиск ребенка.

УТВЕРЖДЕНИЕ 4. УСЫНОВЛЕНИЕ – ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ.

Неправда! Все процедуры получения заключения о возможности быть усыновителем бесплатны, разве что на практике за прохождение осмотров у некоторых специалистов медучреждение может потребовать плату, т.к. в программу ОМС (обязательного медицинского страхования) это обследование не включено — оно проводится по инициативе кандидата, а не в силу болезни или регулярной диспансеризации.

Госпошлина за подачу заявления об усыновлении в суд не взимается.

Другое дело, что в любом случае затраты неизбежны, ведь нужно будет купить для ребенка мебель, одежду, игрушки.

Для справки: ст. 126.1 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает недопустимость посреднической деятельности по усыновлению детей. То есть не допускается любая деятельность других лиц в целях подбора и передачи детей на усыновление от имени и в интересах лиц, желающих усыновить детей.

При этом не является посреднической деятельностью по усыновлению детей деятельность органов опеки и попечительства и органов исполнительной власти по выполнению возложенных на них обязанностей по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, а также деятельность специально уполномоченных иностранными государствами органов или организаций по усыновлению детей, которая осуществляется на территории Российской Федерации в силу международного договора Российской Федерации или на основе принципа взаимности. Органы и организации, указанные в настоящем пункте, не могут преследовать в своей деятельности коммерческие цели(полный текст Семейного кодекса Российской Федерации доступен по адресу http://www.7ya.ru/pub/babylaw/)

УТВЕРЖДЕНИЕ 5. КАК ТОЛЬКО РЕБЕНОК ПОПАДЕТ ДОМОЙ, НАСТУПИТ ВСЕЛЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ.

Бывает и так. Но в большинстве случаев “притирка” ребенка к новой жизни неизбежна. Глядя на мордашки брошенных малышей, хочется забрать их всех. Это называется “жалость”. И этого слишком мало для того, чтобы усыновить ребенка.

На одной жалости далеко не уедешь, ибо она проходит, как только малыш попадает домой.

А там начинаются трудности адаптации, и, если новоявленные мамы и папы не готовы к ним, дело может кончиться возвратом малыша в детдом — новой травмой для маленького человечка. Я видела таких детей.

Поверьте, то, что происходит с ними после возврата, — страшно…

Почему-то никто не говорит о том, что ждет семью, когда приемный ребенок перешагнет порог своего нового дома. Он не умеет жить так, как привыкли жить мы. Он не знает, как нужно общаться с домочадцами, он не обучен послушанию, он не может понять элементарных бытовых вещей. Через адаптацию проходят 90% усыновителей. И нужно знать: эта проблема — дело времени.

Комментирует психолог Наталья Махмудова:

— Ребенок, который воспитывался в детском доме, — особенный. Нужно понимать, что за свою коротенькую жизнь ему пришлось пережить столько, сколько не выпадает на долю иного взрослого. Поэтому с таким ребенком нужно прежде всего общаться на равных. Не жалеть его, не сюсюкать, не кричать, а воспринимать как личность.

Важно узнать, в какой атмосфере он рос в детском доме, как обращались с ним воспитатели. Ну и, конечно, понимать, что в семье жизнь ребенка радикально меняется, и он не сразу может привыкнуть к новым условиям. Он привык к правилам детского дома и автоматически переносит их в свою новую жизнь.

Детдомовцы совершенно иначе реагируют на взрослых, нежели “домашние”. Они будут изо всех сил стараться обратить на себя внимание — стоять на ушах, драться, кусаться, грубить.

Я бы советовала таких детей чаще хвалить за любой хороший поступок, чтобы они поняли: внимание можно получить, совершая и хорошие дела, и тогда оно гораздо приятнее.

https://www.youtube.com/watch?v=Dq6YajEHRoc

У приемных детей часто возникают сложности в отношениях с детьми в детском саду или школе. Если родители не хранят тайну усыновления, то лучше всего просто побеседовать с мамами и папами других детей, объяснить им, что этот ребенок пока не такой, как все, он еще не имеет представления о самых элементарных вещах. Не потому, что плохой, просто его никто этому не учил.

УТВЕРЖДЕНИЕ 6. У ДЕТДОМОВЦЕВ – «ГНИЛЫЕ» ГЕНЫ.

“Я была совершенно не готова к вопросам, которые начали задавать мне окружающие после того, как я взяла из детского дома ребенка, — жалуется Мария, приемная мама пятилетней Лизы.

— Меня спрашивали: “Кто ее родители? Вдруг она вырастет и начнет воровать, пить?” Если я отвечу правду и скажу, что об отце моей приемной дочери ничего неизвестно, а мать сидит в тюрьме за убийство, дочка станет изгоем.

Поэтому приходится напропалую врать про “наших” биологических родителей”.

Вопрос о генах вызывает массу споров. Многие полагают, что дети асоциальных элементов, коих в детдомах большинство, неминуемо рано или поздно встанут на кривую дорожку, ибо “яблоко от яблоньки недалеко падает”.

Боязнь, что пороки родителей передадутся детям, останавливает многих. Страшилки звучат со всех сторон — “вот усыновили, а он вырос и пьет запоями”, “взяли девку из детдома, а она воровать начала”. Но ведь, покопавшись среди знакомых и друзей, вы обязательно найдете семьи с похожими историями, хотя дети там родные, а не приемные…

Комментирует специалист по семейному устройству детей Галина Красницкая:

— В нашем сознании путаются такие понятия, как генетика и врожденность, а это разные вещи. Гены передают прежде всего внешний облик — строение фигуры, рост, цвет глаз и так далее. Через гены передаются и некоторые заболевания, но их не так много.

А вот из-за неправильного поведения женщины во время беременности у ребенка могут возникнуть врожденные дефекты. Например, мать пьет. Конечно, это создает неблагоприятные условия для развития плода. Но очень часто у мамашек-алкоголичек рождаются и здоровые дети.

Как такое возможно? Ученые утверждают, что лишь определенные временные периоды опасны для плода, и если в это время мать употребляла алкоголь, то у ребенка могут появиться так называемые признаки алкогольной фетопатии.

Их видно сразу: это маленькое лицо, специфическая складка век, узкие глаза, укороченная верхняя губа. Все это возникает не из-за генов, а в результате тех условий, которые сформировали плод.

Если мать плохо питалась во время беременности, если ребенок был нежеланным и она хотела от него избавиться, то малыш будет расти слабеньким. Но такие дети быстро преображаются у хороших родителей, которые заботятся об их здоровье и развитии. Что же касается пресловутого “гена алкоголизма”, которого все так боятся, то его существование до сих пор не доказано.

А уж разговоры о “генах преступности” — это просто полнейшая глупость! Нет ни “гена воровства”, ни “гена бродяжничества”, ни “гена проституции”. Если ребенок пошел не той дорожкой — значит, родители что-то упустили, он вращался в неблагоприятной среде. Ведь среда, в которой растет малыш, даже важнее, чем воспитание, поскольку, подрастая, он все больше времени проводит среди сверстников.

В последнее время дети из благополучных семей очень часто встают на скользкую дорожку. Потому что родителям некогда, они мало уделяют им внимания. Кстати, большое влияние на формирование личности детей сейчас оказывают СМИ, где постоянно рассказывают о наркоманах, гомосексуалистах, алкоголиках, проститутках, бандитах. Ребенок впитывает всю эту грязь, и гены здесь совершенно ни при чем.

Нина Адамович

Источник: по материалам МК от 11.11.2007

Для справки:

Источник: http://www.usynovite.ru/massmedia/708e11673L.html

Пошаговая процедура усыновления новорожденного ребенка-отказника из роддома

Можно ли усыновить здорового ребенка

Потенциальные родители приемных детей нередко изъявляют желание усыновить новорожденного ребенка из роддома. Подобная процедура имеет свои нюансы.

Законодательство

Несовершеннолетние дети-сироты являются наиболее уязвимой категорией граждан в нашей стране. По этой причине законом строго охраняются их права.

Ст. 124 Семейного кодекса предусматривает приоритетную форму устройства детей, оставшихся без попечения родителей – усыновление.

Новорожденные дети, от которых отказались их матери в родильном доме, могут быть усыновлены непосредственно после их появления на свет. Для передачи ребенка в семью необходимо оформить все документы в порядке, установленном ст. 125 СК.

Как усыновить

Если будущие родители приняли решение взять ребенка из роддома, они могут пойти двумя путями.

Первый путь – это узнать в роддомах о наличии у них отказников и начать сбор документов для оформления усыновления выбранного ребенка.

Минус данного варианта в том, что процесс сбора документов занимает длительное время, и за этот период ребенок может быть передан другим людям, у которых все необходимые документы уже были на руках.

Второй путь – пройти стандартную процедуру подачи заявления и постановки в очередь на отказников из роддомов. Этот вариант более предпочтителен, поскольку при появлении нужного ребенка все документы уже будут подготовлены и останется только получить решение суда.

Для усыновления отказника из роддома необходимо сделать следующее:

  1. Подойти в территориальный орган опеки и написать заявление о желании стать приемными родителями.
  2. Собрать необходимый перечень документов. Рекомендуется собирать документы предварительно, до обращения в органы опеки. Это позволит продемонстрировать серьезность намерений будущих родителей и повысит их шансы на получение положительного результата.
  3. Ознакомить органы опеки с жилищными условиями, в которых будет проживать ребенок в случае его усыновления.
  4. Получить официальное заключение, дающее право заявителям быть родителями.
  5. Встать на очередь за отказниками из роддомов.
  6. Подать в судебный орган заявление на усыновление при появлении подходящего ребенка.
  7. Получить решение суда.
  8. Забрать ребенка из роддома. Следует отметить, что обычно новорожденных детей их новые родители забирают не из роддома, а из больницы. Срок нахождения здоровых новорожденных детей в родильном доме обычно не превышает 5-6 дней. После этого они переводятся в детские лечебные учреждения. Даже при наличии у потенциальных родителей полного пакета документов процедура подачи заявления в суд и получения решения судебного органа занимает примерно 2-4 недели.

Подобный документ упрощает для будущих родителей поиск ребенка и получение положительного судебного решения.

В каких роддомах можно это сделать

Усыновители могут встать на очередь не только в своем городе, но и в других городах. Это значительно повысит шансы на появление подходящего новорожденного ребенка.

Правильное решение – поиск грудничков в роддомах крупных городов, областных центров. Сюда приезжают на роды не только местные жительницы, но и женщины из ближайших городов, сел и деревень.

Соответственно, с увеличением количества рожениц повышается и процент возможных отказников.

Кто может усыновить

Усыновить ребенка из роддома могут дееспособные граждане совершеннолетнего возраста. При этом семейное положение потенциальных родителей не играет определяющей роли.

Если одинокий гражданин (как женщина, так и мужчина) выражает желание взять на воспитание ребенка и с точки зрения закона соответствует всем необходимым требованиям, органы опеки не могут отказать ему только на основании отсутствия супруга.

Лица, проживающие совместно неофициально, не могут быть усыновителями одного общего ребенка.

Требования к усыновителям

Стать усыновителем может совершеннолетний дееспособный гражданин, который:

  • физически и психически здоров;
  • имеет необходимый уровень дохода;
  • имеет жилплощадь, являющуюся местом его постоянного жительства;
  • не имеет судимости;
  • не состоит в однополом браке;
  • не страдает алкогольной, наркотической зависимостью;
  • не подвергался уголовному преследованию за преступления против жизни, здоровья граждан и против общественных интересов;
  • не был лишен родительских прав;
  • не отклонялся от опекунства или попечительства;
  • не является бывшим усыновителем, лишенным своего статуса на основании решения суда;
  • прошел специальную подготовку в школе приемных родителей (требование не относится к лицам, которые приходятся близкими родственниками ребенку и к имеющим усыновленных или родных детей гражданам).

Перечень документов

Документы, которые необходимо предъявить заявителям при обращении в органы опеки:

  • личная автобиография;
  • характеристика с работы;
  • справка о доходах (копия декларации);
  • сведения, подтверждающие наличие жилья;
  • справка об отсутствии судимости (срок действия – 3 месяца);
  • медицинское заключение (срок действия – 3 месяца);
  • копия паспорта;
  • копия свидетельства о браке (при наличии).

Таким образом, усыновление ребенка из роддома является непростой процедурой. Необходимо заранее обратиться в органы опеки и подготовить все необходимые документы. Это позволит в кратчайшие сроки получить решение суда при появлении подходящего ребенка.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Источник: https://zakonguru.com/semejnoje/usynovlenije/novorozhdennogo-2.html

Как усыновить ребенка? Личный опыт – Новости воспитания

Можно ли усыновить здорового ребенка

Общество » Семья » Воспитание

Сложно ли усыновить ребенка и как это правильно делать? О своем личном опыте главному редактору “Правды.Ру” Инне Новиковой рассказала врач-невролог, доцент кафедры неврологии Пироговского университета Наталья Суворинова.

Читайте начало интервью:

Насколько оправданы страхи приемных родителей

— Наталья Юрьевна, многие люди боятся усыновить ребенка из-за того, что он будет нездоров физически или психологически и они не сумеют справиться. Но ведь и со своими бывают всякие ситуации непредсказуемые. Как вы считаете?

— Конечно. Чем меньше ребенок, тем ты и меньше знаешь о нем. Младенцев хорошо брать, потому он твой уже навсегда, то есть ты его воспитываешь с пеленок, ты все его болезни знаешь наперечет, все его особенности. Чем ребенок старше, тем больше проявляется его характер. Здесь меньше риска именно каких-то неожиданностей.

На самом деле у нас не заинтересованы ни органы опеки, ни детские дома как-то обманывать усыновителей, потому что отказ от ребенка — это большая проблема для всех. Если усыновитель вдруг отказывается, это очень неприятная ситуация для всех абсолютно: для тех, кто давал разрешение, кто этого ребенка устраивал…

Поэтому информация о детях достаточно правдивая. Когда пишут заявление, то указывают группу здоровья. Я знаю людей, которые сознательно идут на то, что берут детей с инвалидностью или какими-то ограничениями по здоровью. Они этого не боятся.

Конечно, большинство хочет здорового ребенка, и ты просто указываешь группу здоровья. И я, например, не была готова на ребенка с проблемами здоровья. Здоровые дети тоже есть. Самое сложное, конечно, все равно поиск ребенка. Я могу рассказать, как я это делала.

— Почему вы вообще решили это сделать? У вас же есть своя дочь.

— Наверное, это такая потребность, которая уже давно была, но она как бы была не реализована именно потому, что так не принято, как-то странно это делать. Хотя у меня была такая мечта с 16 лет, когда пошла поработать летом в дом ребенка. Когда я увидела этих детей, то уже тогда решила, что я должна хотя бы одного, но взять, чтобы хотя бы одному помочь.

Такой у меня был порыв в юности. Но, опять же, это было как-то странно и было не понятно, как к этому приступать. Потом шло время, я жила своей жизнью, работала, выходила замуж, рожала ребенка. И однажды моя кровная дочь услышала, что есть дети-сироты и сказала мне: “Мам, ну давай возьмем”. Я подумала, почему бы не взять действительно? Я же хотела. И вот она вдруг попросила.

— А муж что сказал?

— Муж был удивлен, очень сильно удивлен. И вначале сказал “нет”, потом еще раз “нет”. Ну а потом все-таки согласился… Здесь опять помогла школа приемных родителей. Я говорю: “Давай мы хотя бы послушаем, что нам там расскажут, как это происходит, что при этом происходит…” Я пошла туда сначала сама, потом он подтянулся.

И было удивительно, потому что с нами сидели люди, у которых тоже есть свои дети. Я думала, там будут сплошь бесплодные пары, бездетные, с проблемами. Нет, там была только половина пар без детей, а у другой половины уже были свои дети кровные. Они тоже пришли туда по велению сердца, по какому-то убеждению внутреннему. И там была достаточно интересная обстановка.

Мы обсуждали разные проблемы. Муж постепенно втянулся. И он стал все ближе и ближе подходить к этой теме. Когда мы уже искали ребенка, то мы искали его вдвоем. Хотя официально опекун — я одна. Получилось так, что я оформляла ребенка только на себя. В общем-то, на самом деле оказалось, что это все не так страшно, как сначала кажется.

— В чем заключаются сложности поиска, выбора ребенка?

— Во-первых, надо определить, какого ребенка ты хочешь. У меня были ограничения. Поскольку у меня уже была дочь, жилищные условия не позволяли выделить отдельную комнату. Поэтому пол ребенка был сразу понятен — девочка. Поскольку к взрослой девочке совсем не хочется подселять мальчика. Ведь я должна думать о кровной дочери, а не только о приемном ребенке.

Дальше — возраст ребенка. Но это тоже все было очень просто: моложе, чем моя кровная дочь, причем моложе не меньше, чем на два-три года или побольше. Иначе есть риск получить очень много проблем в семье. Поэтому я писала в заявлении — от года до 12 лет. Но вообще искала я девочку пяти-семи лет. Это был такой оптимальный возраст.

— А дочери тогда сколько было?

— Ей было, лет четырнадцать-пятнадцать. Да, когда начала искать, четырнадцать. А когда я забрала приемную дочку, ей уже исполнилось пятнадцать. То есть у меня все было очень просто: возраст понятен, пол понятен.

А вот количество детей — тут у меня возникли вопросы, потому что сначала я написала одного, но потом, когда я начала смотреть анкеты, общаться с базами данных, я поняла, что и одного сложно найти, но возможно, что проще несколько.

Решила, что максимум двух мы, наверное, тоже потянем. Я представила, где они будут спать, как они будут жить, поговорила с домашними, сказала: “Давайте мы двух напишем. Вдруг там не будет одной девочки”. Так что у меня было заключение на двух детей.

И дальше — вопрос, где искать. В Москве это сложно, хотя я знаю людей, которые находят детей в Москве. Сначала я искала только по Москве, потом поняла, что надо расширять круг поиска.

Читайте продолжение интервью:

Как найти своего приемного ребенка?

Как “переработать” негативный опыт приемного ребенка

Приемный ребенок: адаптация в семье 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Куратор: Наталия Красовская

Источник: https://www.pravda.ru/society/1435343-suvorinova/

Почему в Москве практически невозможно усыновить здорового ребёнка

Можно ли усыновить здорового ребенка

Когда «злые империалисты» начали ковырять палкой в российском улье, мы, конечно, им ответили.

Строго и сердито: экстренно приняли в Госдуме поправку о введении запрета на усыновление детей из России американцами, подключили общественность и сообща в который раз подняли проблему детей-сирот в нашей стране. Вот только через несколько дней истерия стихнет, а проблема-то останется.

Причём это проблема не только детей, усыновлённых за кордоном, а тех, которые остались здесь ждать своих родителей с российским паспортом. Во всех хитросплетениях и разбиралась «Наша Версия».

Таких сирот, по данным уполномоченного при президенте Российской Федерации по правам ребёнка Павла Астахова, 654 тысячи.

Хотелось бы верить, они никогда не узнают, что за помощь в усыновлении кого-то из них милая дама из местечковой опеки прикупила домик в Испании, а благообразный чиновник из областного министерства сделал весьма приличное состояние, практически не подвергая риску свою нервную систему.

Чтобы не вызвать у читателя недоумения, поясним ситуацию по порядку. Процессы усыновления ребёнка в нашей стране прописаны в Семейном кодексе РФ от 29 декабря 1995 года. А именно п. 4 ст. 124 гласит, что усыновление детей-россиян иностранными гражданами допускается, если нет возможности передать детей в семьи граждан РФ или родственников.

Известна реальная история, когда у кандидата в усыновители чиновники ООП попросили справку о подлинности другой справки. Всех лучших – на экспорт

Так вот, по закону всё чётко, как казалось бы – преимущество за россиянами, остальные в порядке очерёдности. Однако в карманах у иностранцев так приятно шуршат доллары и евро, что не каждый местечковый чиновник в силах устоять от соблазна обогащения. Тем более что всё делается практически в рамках закона. Совсем чуть-чуть отходя от правил.

Нередки случаи умышленного дезинформирования потенциальных родителей органами опеки и попечительства (ООП).

Детям придумываются несуществующие родственники, липовые диагнозы, которые сложно проверить на месте без серьёзной диагностики, и другие причины – лишь бы был написан официальный отказ.

А вот теперь самое интересное – при наличии трёх отказов от конкретного ребёнка усыновителями-россиянами в ООП делается пометка на невозможность его передачи в семьи граждан РФ. А это значит? Правильно – усыновление иностранцами.

По данным Минобрнауки РФ, за 2011 год количество детей, усыновлённых в нашей стране российскими и иностранными гражданами, – 7416 и 3400 соответственно. Причём в иностранные семьи малышей в возрасте от 1 до 3 лет было передано больше (1931 против 1674 – в семьи россиян).

Для сравнения, в Казахстане с 1998 по 2011 год было усыновлено более 44 тыс. детей. Из них 35 тыс. приняли казахстанские семьи, около 600 забрали иностранные родственники, а остальные усыновлены иностранными гражданами.

Что же, казахстанские дети дороже своей стране, чем наши России?

Тот же Астахов является сторонником того, чтобы наши дети оставались на родине: «Надо выстраивать политику таким образом, чтобы дети находили родителей, пусть даже в приёмной семье, и оставались здесь. Стыдно экспортировать нефть, газ и детей». Омбудсмен считает, что при изменении госполитики в отношении детей-сирот за три-четыре года исчезнет надобность в детских домах и домах-интернатах.

Как бы не так! Это громадный бизнес со своими правилами, менять которые весьма проблематично. Ведь всё по закону, ну, точнее, почти всё. –

Нет денег – нет ребёнка

В контексте вышесказанного возвращаемся к цепочке «ребёнок – иностранный усыновитель – доход». Специально для россиян, особенно живущих в крупных мегаполисах, существует иной вариант развития событий, и начинается он с вопроса «сколько?». Например, усыновить здорового ребёнка до полутора лет в Московском регионе практически невозможно.

Придётся либо целенаправленно копить на усыновление, что равнозначно цене новой иномарки в хорошей комплектации (а ведь с появлением ребёнка мгновенно возникнут огромные расходы), либо искать своё счастье в регионах. Богатеньким помогут агентства, которые найдут короткие пути.

Для семьи со средним достатком вкратце объясню процедуру поиска: необходимо в заранее назначенные дни посещать ООП для просмотра баз данных детей-сирот и, получив направление в детское учреждение, ехать туда для «личного контакта». При этом опека за один раз даёт разрешение на знакомство только с одним ребёнком.

И потенциальному усыновителю очень крупно повезёт, если, например, дом ребёнка окажется рядом с ООП и детка сразу понравится.

Допустим, ваши поиски закончились быстро и успешно. Но детдома крайне неохотно расстаются со своими подопечными. И их можно понять – чем меньше детей «на балансе», тем меньше дотаций и спонсорской помощи. Отсюда – ложные диагнозы и маленькие хитрости, описанные в справке.

А документы у вас есть?

Без полного пакета документов ни одна опека вас даже на порог не пустит. А пакет этот весьма внушителен, и собирать его приходится не один месяц. Но проблема в том, что нет чёткого регламента начала срока действия медицинских документов.

В одних ООП считается, что «медицина» вступила в силу с момента проставления последней печати, а иные чиновники исчисляют эту дату с посещения вами первого врача (всего их восемь плюс анализы и ЭКГ). При этом срок действия медзаключения всего три месяца. Если вы не нашли ребёнка за это время – начинайте всё заново. А бывают и совсем сложные случаи, где вас ждут вереницы судебных дел.

Много лет подряд, когда ребёнок уже стал полноправным членом семьи, а вам раз за разом приходится отстаивать его права перед очередной инстанцией.

«Уже прошло около года с начала подготовки к поиску нашего сына, но не могу забыть первую поездку для знакомства с маленьким «кандидатом». На сайте для усыновителей города N жена нашла фотографию прелестного мальчишки и куцую анкетку – дата рождения, рост, вес. В местной ООП по телефону объяснили, что никакой информации о здоровье дать не могут, только при личном присутствии.

Мы поехали ночью на машине за 400 километров от Москвы узнавать диагнозы. Молоденькая чиновница, показав свежие фотографии мальчика, скороговоркой прочитала медзаключение и подытожила: «Будете брать?» Стоп-стоп, прочитайте медицинские данные ещё раз и медленно.

«Недоношенность, отставание в развитии, ВИЧ, срыгивание», – читала девушка, а увидев мою отвисшую челюсть, прощебетала: «Ну, с этим же живут как-то».

Живут… Но почему я не мог узнать о ВИЧ-инфицированном ребёнке из телефонного разговора? Раз по закону нельзя это сказать напрямую, намекнули хотя бы. Выходит, что законодателям и чиновникам из ООП глубоко плевать на заботы и чувства потенциальных кандидатов в родители.

В поисках ребёнка мы с женой изучили множество сайтов, предлагающих детей для передачи в семьи. Сотни страниц, тысячи фотографий пацанов и девчонок всех возрастов.

Потом я обзвонил несколько десятков ООП в Московской и прилегающих областях с вопросом, есть ли у них дети до полутора лет. Во всех случаях мне отвечали отрицательно и бросали трубку.

Лишь в одном месте чиновница не торопилась и объяснила: «Вы сейчас нигде не найдёте годовалых – не сезон же. Вот летом, может, чего и подберёте». Но нам всё же повезло намного раньше – я уже папа».

Павел Астахов, уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребёнка:

– Я являюсь противником иностранного усыновления. Страна должна отдавать приоритет внутрироссийскому усыновлению, готовить приёмных родителей, оказывать им помощь и сопровождать.

Для этого разработана федеральная целевая программа «Россия без сирот», предусматривающая комплекс мер поддержки семейного устройства детей, оставшихся без родителей.

Инцидент с возвращением Артёма Савельева с отказной запиской от американской усыновительницы показал, что американские родители не уважают российское право. Такое нельзя терпеть. В крайнем случае будем выходить на американские суды. Мы не можем сказать, что оставляем детей без защиты.

По теме

Россия присоединилась к ряду значимых международных правовых актов: к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей, подписанной в Гааге 19 октября 1996 года.

Конвенцией устанавливается порядок регулирования публично-правовых и частно-правовых аспектов защиты прав и законных интересов детей в рамках семейных отношений, осложнённых международным компонентом. В 2012 году ратифицированы соглашения с США и Францией по вопросам сотрудничества в области усыновления детей. Ранее подобное двустороннее соглашение было заключено только с Италией.

А в США, со своей стороны, пока не обеспечили выполнение условий данного соглашения. Кроме этого американская сторона до сих пор не предоставила никаких данных по усыновлённым российским детям. Обратная сила этого соглашения позволяет поставить вопрос о проверке условий жизни, благополучия в отношении тех детей, которые были вывезены в последние 20 лет.

По официальным данным, их 60 тыс., а по некоторым данным, их более 100 тысяч. Информация о том, что приёмные родители из США усыновляют прежде всего больных детей и детей-инвалидов, не соответствует действительности. Среди детей, усыновлённых иностранцами, лишь 5% составляют дети с ограниченными возможностями здоровья.

Так, за год граждане США усыновили 44 ребёнка-инвалида, в то время как россияне усыновили 188 детей с ограниченными возможностями здоровья. Очереди из миссионеров, желающих помочь детям, – это миф. Мы должны развивать и поддерживать российские приёмные семьи. Но прежде всего нужно восстанавливать кровную семью ребёнка.

Если это сделать не получается, тогда уже передавать ребёнка в хорошо подготовленную приёмную семью. Передавать ребёнка на иностранное усыновление нужно только в те страны, с которыми заключено двустороннее соглашение, и в том случае, если данное государство выполняет его условия.

Борис Альтшулер, председатель правления РОО «Право ребёнка»:

– Есть два варианта развития событий. Вариант человекообразный, цивилизованный – Совет Федерации не утверждает этот законопроект, тем более Матвиенко просила депутатов не торопиться с принятием «акта Димы Яковлева», а если всё же и утверждает, то президент накладывает вето.

Вообще трудно понять, что и кто за всем этим стоит, ведь на поверхность вдруг стали выскакивать совершенно чудовищные вещи – такое впечатление, что мы не страна, мы не народ, нами вечно кто-то управляет. Второй вариант: президент не станет накладывать вето. Так что думать есть серьёзное основание.

Дмитрий Анатольевич Медведев в тот же день, когда депутаты во втором чтении практически единогласно приняли «акт Димы Яковлева», потребовал от «Единой России» создать свою программу по решению проблемы сирот. Со стороны выглядит вроде бы всё логично – раз не пускаем в Америку, то давайте здесь поддерживать семью. Конечно, это правильно.

«Единая Россия» должна была заняться этим вопросом давно. И в данном случае слова Медведева звучат гуманно. Но нужно ясно понимать, некоторые наши депутаты никогда не допустят, чтобы опустели наши интернаты. Эти депутаты раньше делали всё, чтобы не допустить российских детей в российские семьи.

Закон об опеке, уничтожение патроната – они делали всё, чтобы от патроната ничего не осталось, никакой помощи семьям. И в результате этой законотворческой деятельности патронат закрылся по всей стране. Поэтому и предложения Медведева ничем не закончатся. «Россиротпром» должен существовать всегда. Депутатам дети не нужны, дети будут в интернатах.

Тысячи российских детей не выпустят в Америку – значит, тысячи российских детей останутся в российских интернатах. На это количество детей в бюджетном ассигновании примерно уйдёт 15–30 млн долларов. И эти деньги утратила бы российская интернат-система, если бы эти дети уехали в Америку. Теперь на этих детей будет получено 15–30 млн долларов.

На эти деньги российских сирот можно устроить в патронатные семьи, помочь им. И такой суммы хватило бы на колоссальное количество патронатных семей в России. Но карманы коррумпированных чиновников ждут этих денег, так же как и карманы депутатов, обслуживающих этих чиновников, пустыми не останутся. Впрочем, это вопрос для разбирательства Следственного комитета.

Ольга Костина, член Общественной палаты России:

– Как минимум, что вытекает из самого документа, это не только запрет на усыновление американцами российских сирот, но и отмена с трудом достигнутого соглашения о контроле за теми детьми, которые на сегодняшний день уже нашли своих усыновителей в Америке.

По сути дела, у нас теперь шансов участвовать в их судьбе и контролировать их жизнь там фактически нет. Ведь если «акт Димы Яковлева» будет утверждён, то все ранее принятые договорённости прекращаются.

Вообще меня удивило настроение депутатов, многие выступавшие говорили вполне очевидные и справедливые вещи о сиротстве в России, о социальном сиротстве, о безобразиях опеки и тех, кто занимается распределением сирот в семьи.

Мне представлялось, что люди с именами в политике должны были говорить с трибун об этой проблеме, разбираться в ней ещё до «дела Магнитского».

И заявление премьера Медведева, что мы сами справимся с сиротством, тоже вызывает вопрос – а чего мы раньше не справлялись с этой проблемой? Ведь давно всем очевидна необходимость принятия закона о социальном патронате перезрела. Общественная палата уже два года как предлагает ввести наблюдательные комиссии в сиротских учреждениях.

Но эти предложения встречают некое общественное противодействие. Многочисленные споры не заканчиваются ничем – ни поиском компромиссов, ни принятием каких-либо документов. Слова о том, что «мол, мы сами можем», привели меня в недоумение.

Более того, документ, выстраданный депутатом Яровой, включающий огромный блок поправок в защиту прав жертв преступлений, а также обеспечивающий права детей – не смог пройти даже первого чтения в этом году.

Поэтому у меня тут же возникает естественный вопрос – как убогий политический демарш американского истеблишмента соотносится с застарелой российской проблемой, для решения которой, на мой взгляд, не нужны стимулы из Вашингтона. Тем более нынешний «акт Димы Яковлева» производится теми же людьми, которые замылили необходимые и выстраданные законы о сиротстве в России. У меня сейчас как у гражданина, как у общественного деятеля очень смешанное чувство – такое впечатление, что никаких препятствий с изменением положения российских сирот, кроме отсутствия политической воли, у нас нет. И то, что сейчас заговорили об этом на фоне дурацкой политической выходки Госдепа США, как-то совсем для меня удивительно. Хотя не могу не отметить, если это приведёт к какому-то движению в защите прав детства и защиты прав семьи, и то хорошо.

Источник: https://versia.ru/pochemu-v-moskve-prakticheski-nevozmozhno-usynovit-zdorovogo-rebyonka

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.